Методика система раннего развития Никитиных

Мы также делали обзор на книгу Никитиных - Мы, наши дети и внуки.

Самая известная отечественная методика развития детей — это методика Никитиных. Все, кто занимается детским воспитанием, обязательно слышали про нее. Она известна не только в России и на территории СНГ, но и в таких странах как Германия и Япония, где у нее были свои последователи (на момент написания книги авторами).

Никитины — это семейная пара, Б.П. Никитин и его жена Е.А.Никитина, которые воспитали 7 детей. По профессии педагоги. Свою методику они начали разрабатывать в конце 50-ых годов в одном из поселков Подмосковья. Первыми «испытуемыми» стали их собственные дети, на которых все и проверялось. Постепенно начала приходить известность и появились последователи, которых было не мало. Ответственность и основательность с которой Никитины подходили к созданию своей методики, обеспечили ей популярность.

Что касается реакции научного сообщества на данную методику во времена СССР, то некоторые спорные моменты не признавали, а некоторые шли в систему образования. Помимо нескончаемого потока обычных граждан, к ним в дом наведывались и академики, чтобы самостоятельно увидеть всю систему развития в действии и как она влияет на детей. Лекции Елены Никитиной в роддомах, в которых она рассказывала о важности контакта ребенка с матерью сразу после рождения — «кожа к коже», были открытиями для персонала того времени, в том числе и для врачей.

Физические упражнения и закаливание

Первое на чем делается акцент в методике — это упражнения, направленные на закаливание и физическое развитие. Именно это основа методики, и лишь потом уже занятия по развитию характера, интеллекта, творчества и т.д.

«Легкая одежда и спортивная обстановка в доме: спортснаряды вошли в повседневную жизнь с самого раннего детства, стали для них как бы средой обитания наравне с мебелью и другими домашними вещами».

Спорту у Никитиных уделяется огромное внимание: закаливание прямо с рождения и ежедневная зарядка — обязательные условия методики. В доме должен быть спортивный уголок из турников, колец и др. специального оборудования, чтобы физическая активность стала для детей естественной средой обитания. Поощряются любые подвижные игры и занятия (бег, прыжки и пр.) на воздухе.

Нужны ли физические упражнения ребенку? Безусловно, моторное развитие — это основа для ребенка в младшем возрасте.

Главное следить за безопасностью ребенка. Никитины постепенно обучали детей самостоятельно предугадывать опасность, так их дети могли в 1,5-2 года лазить по 3 метровой лестнице без помощи родителей. Или правильно падать при обучении ходьбе (не подстраховывать ребенка за спиной, чтобы он не падал назад, затылком). Это не значит, что они бросали детей на волю случая — они внимательно следили за ребенком и контролировали ситуацию в опасные моменты его обучения. В их книгах вы найдете методы как избежать опасности. Но каждый ли родитель разрешит ребенку потенциально опасную активность? Когда одна ошибка может стоить здоровью, например, лазанье по деревьям. Это спорные моменты воспитания и одна из причин по которой критиковали методику. К слову, у их детей (по заверению авторов) никогда не было переломов и травм из-за падения.

Вторая причина для критики, была система закаливания, к которой также готов не каждый родитель. Их дети ходили в +18 в одной майке, а пяточки были синими, чтобы было обычным делом в их доме. Зимой они бегали по снегу практически голыми. К холоду детей приучали постепенно и плавно, поэтому их дети практически не болели, и такая прохлада шла им на пользу (к холоду они обратились, чтобы излечить первого ребенка от проблем с кожей). Повторить такой опыт приучения к холоду, уже вряд ли возможно в современных городах. Если дома вы сделаете настолько прохладную температуру +18 и ребенок будет ходить в майке, то в детском саду или в гостях она будет +25 и ему будет невыносимо жарко, тоже ждет и в школе.

Самостоятельность

К выработке в детях самостоятельности Никитины подходили с серьезностью и пытались сформировать ее с самых первых лет жизни.

«Мы старались не делать за малыша то, что он сам может сделать, не думать и не решать за него, если он сам может додуматься и решить. Вообще в любых занятиях детей мы стараемся поощрять творчество, не навязывать своих мнений, а тем более решений, не торопимся обязательно предотвратить ошибку или сразу указать на нее. Нам было просто интересно с детьми, и мы никогда не оставались равнодушными к тому, что и как они делают, что у них получается. Это был не контроль, не слежение, не опека, не уроки с проверкой, а совершенно искренний интерес к жизни ребятишек, к их разнообразной кипучей деятельности».

Но эта же серьезность подхода (как и любая догма в методиках развития), давала в том числе и печальные результаты:

 «Когда нашему первенцу было года полтора, мы обучали его самостоятельности таким образом: если он попадал в трудное положение (упал или не мог что-то достать), мы «не обращали на это внимания», не помогали ему, несмотря на все его слезы и вопли, – пусть сам учится выбираться из трудностей. И добивались успеха: малыш сам выбирался из затруднения. Но, сами того не подозревая, мы учили малыша... не считаться с остальными. И не только этому.

Когда подрос второй сын, мы с ним поступали так же. И вот однажды младший плачет от ушиба и испуга, а его трехлетний брат даже не смотрит в его сторону – точь-в-точь как мы, взрослые. Тут было просто равнодушие, безразличие к слезам брата. Это неприятно поразило меня. Тогда-то я и взглянула на себя, на нашу «воспитательную меру» со стороны и поняла, почему она подчас раздражает окружающих. Иногда за простую оплошность мы долго «воспитываем» ребенка, говоря: «Ты не нужен мне такой!» Он ищет у нас понимания и помощи, а получает – за простую оплошность – самое жестокое наказание: от него отказалась мама. Он протестовал как мог, а я... даже не пыталась его понять, шла в своих действиях из каких-то затверженных правил, а не от ребенка и его состояния».

Самостоятельность в их семье проявлялась во всем, от помощи с домашними делами и самообслуживания самих себя (при первых же способностях это делать), до самостоятельного познания мира и развития.

Никитины самостоятельность развитие

Дети самостоятельно изучали предметы обихода и свои обязанности по обеспечению себя, так, например в два года уже могли складывать взрослую раскладушку. Помогали готовить обед и делать домашние дела по дому. Никитины жили загородом, поэтому помимо уборки, приходилось еще таскать воду, рубить дрова, достраивать дом и т.п. Поэтому у них была своя мастерская, где дети могли свободно пользоваться взрослыми предметами:

«В нашей комнате-мастерской можно резать, клеить, лепить, пилить, забивать гвозди, рубить, колоть, сверлить, точить».

Самостоятельно изучение мира сводилось к тому, что ребенок мог делать практически что угодно, кроме совсем опасных вещей. Если он мог легко обжечься, ему это позволяли. Если хотел попробовать землю на вкус, то также не запрещалось. Никитины следовали позиции, что ребенок должен пробовать опасность и мир, в условно безопасной среде. Тогда он сможет узнать об этом больше и лучше подготовиться к ним, что обезопасит его жизнь в будущем.

Так как в семье было много детей, часть развития и воспитания младших детей, брали на себя более старшие. Ведь как известно, старший ребенок в семье даже из двух детей, часто берет на себя роль источника развития для своего младшего братика или сестренки. Хотя такие обязанности не всегда способствуют развитию более старшего ребенка.

«Мы их могли оставить дома одних (с 6-7-летним старшим) часа на три-четыре и знали, что ничего не случится. Мы могли спокойно послать семилетнего в Москву (электричка, метро) или одиннадцатилетнего в Горький (он сам брал себе билет, ехал без всякой опеки проводника или кого-либо из взрослых)».

Важность обогащенной среды

«Мы не ставили себе целью научить детей всему как можно раньше, мы старались создать условия для развития их способностей – по их возможностям и желаниям. Наблюдая за детьми, мы заметили, что развиваются у них те стороны интеллекта, для которых у нас были условия, опережающие само развитие. Допустим, ребенок еще только начинал говорить, а у него уже были среди прочих вещей и игрушек кубики с буквами, разрезная азбука, пластмассовые, проволочные буквы и цифры. Вместе с великим множеством понятий и слов, входящих в эту пору в мозг ребенка, четыре десятка значков, называемых А, Б, В... 1, 2, 3, 4... и т. д., запоминались без всякого труда к полутора-двум годам. А все потому, что мы не делали из этого тайны, не говорили, что «тебе рано», просто называли малышу буквы, как называли прочие предметы: стол, стул, окно, лампа и т. д. И радовались, когда он запоминал, узнавая их в любом тексте.

Самым главным открытием на этом пути было для нас то, что в этих условиях дети очень многое начинали раньше, чем это им предписывалось по всем нормам: к трем годам они начинали читать, в четыре понимали план и чертеж, в пять решали простейшие уравнения, с интересом путешествовали по карте мира и т.д. Условия для развития должны опережать его, подготавливаться заранее. Вот для этого и нужна – все равно, в доме ли, в детском ли учреждении – гораздо более богатая обстановка. Мы старались идти навстречу любым намерениям детей что-то делать, проявить себя в каком бы то ни было творчестве. Для этого вешали на стену карту полушарий, таблицы сотен и тысяч, буквы печатные и прописные, измерительные приборы и, конечно, множество книг. Эти первые впечатления могут непроизвольно возбудить интерес к какой-то области знаний и даже развить определенные способности ребенка».

Что входило в обогащенную среду Никитиных:

  1. Спортивные снаряды и турники, лестница Скрипалева.
  2. Свобода перемещений по дому при первых же способностях к передвижению.
  3. Свобода действий с предметами и познание мира — отказ от различных фраз по типу «Не трогай», «Не лезь», «Испачкаешься» и т.п.
  4. Возможность играть с предметами обихода (кухонная посуда, письменные принадлежности и др.) и настоящими инструментами (ножницы, молоток, гвозди, шило и т.п.)
  5. Знакомство с буквами и цифрами начиная с 2–3-летнего возраста.
  6. Различные развивающие игры.

 «Отношение родителей к развитию детей. Здесь существуют две позиции: 1) ребенку нужно все объяснить, рассказать; 2) необходимо рассказывать и показывать малышу только то, до чего он сам дойти не может. Так формируется самостоятельность. Именно второй вариант дает творческие личности, а первый развивает лишь исполнительские способности.

Мы старались идти навстречу любым намерениям детей что-то делать, проявить себя в каком бы то ни было творчестве. Заметили, что малыш любит писать мелом, - сделали из куска линолеума доску; заметили, что его интересует в «Детской энциклопедии» карта, - повесили большую карту полушарий на стенку. Так у нас на стенах появились таблицы сотни и тысячи, буквы печатные и письменные на плакате, на кубиках, измерительные приборы, большие деревянные кирпичи, конструкторы, всевозможные игры и, конечно, книги, множество книг - от сказок и книжек-малышек до энциклопедий и научно-популярной литературы. Вот это-то мы и называем богатой обстановкой. Для ребенка в ней открывается богатое поле деятельности».

Ступеньки творчества

Некоторые родители, обращаясь к методике Никитиных, видят ее лишь частично. Они не вникают в философию воспитания, и только используют разработанные ими упражнения из книги «Ступеньки творчества».

Основу развивающих игрушек Никитиных, составляют «Сложи узор», «Уникуб», «Кубики для всех» и другие. Они представлены в виде головоломок на распознавание и достраивание образов. И направлены на развитие пространственного мышления, памяти, внимания, воображения, навыков анализа и сопоставления.

Подробнее с ними вы можете ознакомиться в пособии Никитиных — «Ступеньки творчества», а также на сайте игр Никитиных.

Эти игры имеют ряд особенностей:

  • Задачи даются малышу в различной форме: в виде модели, плоского рисунка, рисунка в изометрии, чертежа, письменной или устной инструкции, таким образом, знакомят его с разными способами передачи информации.
  • Задачи расположены в порядке возрастания сложности «от простого к сложному». От двух-трех лет до взрослого уровня.
  • Постепенное возрастание сложности позволяет ребенку идти вперед самостоятельно, т.е. развивать свои творческие способности, в то время как при традиционном обучении решение дается взрослым. Однако для начала и усвоения игры, ребенку потребуется взрослый.
  • Нельзя объяснять ребенку способ и порядок решения задач и нельзя подсказывать ни словом, ни жестом, ни взглядом. Так ребенок учится искать решение самостоятельно.
  • Нельзя требовать, чтобы ребенок с первой попытки решал задачу. Он, возможно, еще не дорос, и надо подождать день, неделю, месяц или даже больше.
  • Решение задачи предстает перед ребенком в виде рисунка, узора или сооружения из кубиков, кирпичиков, деталей конструктора, т.е. видимых и осязаемых вещей. Это позволяет ребенку самому проверять точность выполнения задачи.

Некоторые из Никитинских игр напоминают блоки Ф. Фребеля (создателя первого в мире детского сада). Классические наборы блоков Фребеля составляют куб и должны складываться в кубическую деревянную коробку, как и у Никитиных.

Итог

  1. Методика является системой по воспитанию, а не просто набором упражнений.
  2. Иногда она гуманистична и ребенок является личностью со своими чувствами. Иногда она может быть жестока, ради будущего блага (в последствии Никитины осознали это и смягчили свои методы).
  3. Из ребенка создается самостоятельный человек. Также у него поощряется любознательность. Ребенок самостоятельно исследует мир, а не просто усваивает то, что говорит или показывает взрослый.
  4. Здоровье и физическая активность занимают важное место.
  5. В методике практически нет художественной стороны развития.

Принципы развития Progressio во многом перекликаются с методикой Никитиных, сглаживая все спорные стороны, за которые ее критикуют.

Насколько методика Никитиных отвечает современному развитию ребенка, в рамках «Навыков 21 века»?

Никитины навыки 21 века